Василий Чемоданов, Василий Прохоров, Алексей Ша- хурпи, Татьяна Васильева, Семен Федоров, начав рабо­тать в комсомоле с легкой руки Косарева, потом долгие годы чувствовали еще его внимание и поддержку.

В райкоме комсомола, одноэтажном особнячке, ра­ботали семь человек в возрасте от восемнадцати до два­дцати лет.

Трое из них жили вместе недалеко от райкома — Са­ша Косарев, Сеня Федоров и Коля Кормнлицын. Жили неприхотливо и, конечно, коммуной. После зарплаты не­делю шиковали, колбаса не сходила со стола, а потом перебивались чем бог пошлет и частенько наведывались к матери Косарева, бабе Саше, как ее все называли, благо что семья Александра обитала в доме, который выходил во двор райкома: баба Саша всегда папоит ча­ем, а то и щами накормит.

Правда, «нахлебничали» они относительно. С тех пор как в девятнадцатом году умер от сыпняка отец, Алек­сандр постоянно помогал матери — надо было подни­мать на ноги младших сестренок.

Семен Федоров был самый грамотный из ребят: окон­чил четыре класса реального училища. Им пе хватало знаний, культуры, но ночами оип пытались наверстать то, что не смогли узнать вовремя. Восемнадцати-двадца- тилетиие парии не раз глядели в глаза смерти, а вот грамотно говорить, писать не умели.

Прошел через гражданскую войну секретарь райкома Косарев. Заведующий политпросветом райкома Вася Прохоров подростком вступил в партизанский отряд ле­гендарного К а мо, был ранен, после госпиталя снова по­шел иа фронт. Многие секретари ячеек только что вер­нулись с Украины, Дона, Кубани, где добивали белые банды. Конечно, такое прошлое поднимало авторитет активиста в глазах молодежи, облегчало работу. Но зна­ний не хватало. Косарев требовал, чтобы комсомольский актив учился, рассылал всех по организациям, застав­лял выступать, выступать, выступать. Не признавал ни­каких доводов: «Стесняюсь, не умею, боюсь».

—   Ты коммунист, значит, должен уметь то, что нуж­но партии, комсомолу.

Так было с райкомовцем Мишей Комиссаровым, ко­торый до дрожи боялся аудитории. Но Косарев настоял на своем, и через полгода Миша уже как ни в чем не бывало сам напрашивался:

—    Давай я съезжу, проведу собрание.

Политическая обстановка была сложной — в услови­ях новой экономической политики идейное воспитание молодежи приобрело особую остроту. Уберечь юношей и девушек от мелкобуржуазного влияния было не так-то просто. Тем более что причины для недовольства они имели вполне реальные: многие остались без работы, но могли приобрести специальность. В этих условиях не­посредственный контакт с молодежью, толковое разъяс­нение политики партии играли особо важную роль.