Длительная и настойчивая борьба комсомола за при­знание школ ФЗУ завершилась успешно: если в 1929 го­ду в них учились 73 тысячи человек, то в 1930 — 473 ты­сячи, в 1931 — 585 тысяч, в 1933 году — 1200 тысяч подростков.

Это было одно из тех комсомольских начинаний, сла­ва осуществления которых по праву связана с именем Алексаидра Косарева.

В канун нового, 1931 года у Косаревых родилась дочь Лена. Новые заботы появились у комсомольского секретаря. Жизнь звенела теперь в нем новой, сладкой струной: дочка, его дочка. Он без конца снимал те­лефонную трубку — как там у вас? А когда поздно ве­чером приезжал домой усталый и брал на руки девочку, лицо его разглаживалось, светлело, он прятал сиявшие счастьем глаза.

Оп, конечно, баловал дочку, но ни у кого не повора­чивался язык сделать ему замечание: девочка отвечала отцу такой же любовью. Отъезд в командировку превра­щался теперь для Александра в проблему: как бы чего не случилось с маленькой Леной. Обстоятельства же сло­жились так, что ему пришлось почти на месяц пересе­литься в Сталинград.

Весной 1931 года со Сталинградского тракторного за­вода вернулся Сорго Орджоникидзе. На май намечался пуск пятитысячного трактора, но положение на главном конвейере было неблагополучное, задание выполнялось наполовину. А поскольку работала на Тракторном в ос­новном — восемьдесят процентов — молодежь, Серго предложил Косареву послать туда бригаду ЦК ВЛКСМ и «Комсомольской правды» — оживить комсомольскую и производственную деятельность молодежи.

В мае пять человек во главе с секретарем ЦК комсо­мола выехали в Сталинград. В поезде обсуждали план работы на Тракторном. Косарев предупредил, что едут они туда не обследовать, а помогать комсомольской ор­ганизации завода.

Прямо с вокзала пятерка отправилась на завод. Раз­местились в доме для приезжих, который заменял гос­тиницу. Но соседству в комнате жила уже бригада «Прав­ды». Началась напряженная борьба за полнокровную деятельность заводского комсомола.

На следующий же день после приезда бригады со­стоялось заседание заводского комитета комсомола и ком­сомольского актива цехов, а через несколько дней — об­щезаводское комсомольское собрание.

Решено было обеспечить выпуск пятитысячного" трак­тора к 27 мая: комсомольцы наметили меры для моби­лизации всей молодежи на борьбу за пятитысячный.

Секретарь заводского комитета плохо разбирался: в сложностях производственной и политической жизни за­вода, «не тянул» комсомольские дела. Надо было найти опытного, сильного руководителя. Косарев перебрал в па­мяти секретарей райкомов комсомола в Москве, Ленин­граде, на Украине, секретарей крупных заводских коми- тегов. Кто сможет быстро расшевелить комсомол и мо­лодежь Тракторного, умело расставить силы для ликвидации прорыва? Ночью Саша позвонил секретарю ЦК ВЛКСМ Сергею Салтанову:

— Будь добр, проведи быстренько на бюро ЦК во­прос о посылке секретаря Фрунзенского райкома Москвы в Сталинград.