Нокс был весьма встревожен и «удивлен» этим заявлением. Он рассматривал его как крайне «нездоровое» и «недружественное» по отношению к США и настаивал, чтобы Вильсон добился от правительства Мексики осуждения заявления министра торговли.

Политическое значение усиленного дипломатического наступления США на правительство Мадеро становится особенно ясным, если учесть, что оно проводилось параллельно со все возраставшими атаками мексиканских реакционеров на это правительство. Американские империалисты и вновь ожившие остатки диасовского режима били в одну точку, готовя почву для реакционного мятежа. И те и другие окончательно разочаровались в Мадеро, после того как он осенью 1912 г. вновь попытался

стать на путь компромисса с революционным крестьянством, Основные задачи у мексиканских реакционеров и американских империалистов были общими. Они прежде всего стремились удушить революцию в Мексике. Не удивительно, что осенью 1912 г. эти силы заключили союз с целью свержения правительства Мадеро. Судя по инструкции, данной Вильсону по поводу вручения ноты от 15 сентября, переворот намечалось провести осенью

1912 г. В инструкции говорилось: «Государственный департамент придает величайшее значение тому, чтобы эта нота была вручена как можно раньше и зарегистрирована до возможного государственного переворота, слухи о котором недавно достигли департамента».

«Прогноз» государственного департамента относительно переворота оправдался.

16 октября в Веракрусе вспыхнул мятеж против правительства Мадеро. Его возглавил генерал Феликс Диас, племянник диктатора, бывший при нем начальником полиции. Белый дом поспешил оказать поддержку мятежному генералу.