Потерпев неудачу в реализации своих захватнических планов в отношении Мексики «мирными» методами, правительство США во главе с президентом Вильсоном уже к началу 1916 г. стало склоняться в пользу вооруженного вмешательства в мексиканские дела, чего уже давно добивалась наиболее агрессивная часть американской буржуазии, принимавшая непосредственное участие в ограблении Мексики.

Американские капиталисты, подвизавшиеся в Мексике, были ярыми сторонниками ее захвата и превращения в колонию США. «Американец, купивший в Мексике миллион акров земли по цене от 5 до 25 центов за акр, знал, что, если мы захватили бы эту страну, как сделали это с Пуэрто-Рико, или даже с Кубой, то его земля стала бы стоить от 2 до 10 долларов за акр»  — писал прогрессивный американский писатель и публицист Линкольн Стеффене. Он же приводит слова одного крупного американского нефтепромышленника, заявившего ему, что одно только наличие американских войск у границы Мексики позволяет нефтяным компаниям не платить налогов, установленных мексиканским правительством.

Сторонники вооруженной интервенции в Мексику говорили о своих агрессивных планах довольно открыто. Так, сенатор Гэллинджер в начале 1916 г. заявил: «Нашей южной границей является Панама» 3. За вторжение в Мексику выступала католическая церковь США во главе с ее руководителем кардиналом Гиббонсом. Одним из главных интервенционистов являлся, как и в начале

1915 г., сенатор А. Фолл, требовавший создания 500-тысячной армии для «наведения порядка» в Мексике и превращения ее в буферное государство между США и остальными латиноамериканскими республиками.

В марте 1916 г. президент США Вильсон вынужден был засвидетельствовать, что «влиятельные круги стремятся вызвать интервенцию в Мексику.