Интервенционистская лихорадка американских империалистов усилилась в феврале и марте 1912 г., когда внутриполитическое положение в Мексике стало особенно напряженным.

4 февраля 1912 г. в США было объявлено о новой мобилизации. По приказу военного министра на границе с Мексикой началась концентрация 34 тыс. регулярных войск. Кроме того, различным штатам было предложено подготовить 66 тыс. так называемых волонтеров. Таким образом, у границы Мексики предполагалось сосредоточить стотысячную армию — силы, значительно превосходившие своей численностью регулярные войска правительства Мадеро. Это мероприятие нельзя было не рассматривать как первый шаг по пути подготовки вооруженного вмешательства во внутренние дела Мексики. Подтверждением тому, в частности, может служить письмо государственного секретаря Нокса президенту Тафту от 3 февраля 1912 г. (т. е. накануне объявления мобилизации). «За последнее время, — писал Нокс, — политическая ситуация в Мексике становится все более тревожной, особенно в северной части республики, и, как Вам известно, восстание в Сьюдад-Хуаресе (на севере), вспыхнувшее несколько дней тому назад еще больше обострило обстановку.

Ввиду того что нынешнее правительство Мексики не в состоянии выправить положение в некоторых районах и беспорядки в стране продолжают все время усиливаться., личность и собственность наших граждан в Мексике могут пострадать в значительно большей степени, чем это было во время революции Мадеро, когда обе стороны вовсе не желали навлечь на себя неудовольствие правительства Соединенных Штатов. Я думаю поэтому, что в целях

предосторожности необходимо просить военное министерство усилить охрану вдоль границы.

Вашингтонское правительство старалось убедить общественное мнение в том, что мобилизация вызвана необходимостью усилить патрулирование мексиканской границы.