Страницы биографии О. Пятницкого, относящиеся к его деятельности в Коминтерне, трудно заполнить.

Дело в том, что он проработал в Исполкоме Комин­терна с начала 1921 по 1935 год включительно. А за эти четырнадцать лет в мире произошло столько событий, к которым Коммунистический Интернационал имел пря­мое — как их организатор — или хотя бы косвенное, касательное отношение, так усложнились, обострились, развиваясь и вширь и вглубь, процессы классовой борьбы на всепланетной арене, что история жизни и деятельно­сти одного из руководителей Коминтерна, Осипа Пятниц­кого, в эти годы неизбежно переросла бы в историю всего международного коммунистического движения и его про­славленного штаба — III Коммунистического Интерна­ционала. И написать историю эту, конечно, не по силам одному человеку, да и выпадает она из жанра художе­ственной биографии.

Тут я не могу не привести слова из письма «К 50-ле­тию тов. Пятницкого», подписанного виднейшими дея­телями Коминтерна: Пиком, Мануильским, Ван-Мином, Куусиненом, Торезом, Кнориным, Лозовским, Бела Ку­ном, Сен-Катаямой, Коларовым, Мицкевичем, Варгой.

«Охарактеризовать деятельность тов. Пятницкого в Коммунистическом Интернационале нелегко, — писали они. — Даже сотая доля того, что он сделал и делает но линии руководящей работы в мировой партии коммуниз­ма, не получает огласки. Учеба профессионального’ ре­волюционера под руководством Ленина сказывается в каждой детали его работы — работы профессионального революционера, который, подавляя даже видимость всего личного, всегда с крайней скромностью обслуживает то­варищей и организации, которыми он с величайшей осмотрительностью, с учетом всех обстоятельств твердой и уверенной рукой руководит и сплачивает»

[1] «Правда», 30 января 1932 года.

Строки эти с признанием того, что даже сотая доля сделанного Осипом Пятницким для мировой партии ком­мунизма не получает огласки, написаны 40 лет назад, как говорится, по самым горячим следам всей много­гранной деятельности секретаря Исполкома Коминтерна, достигшего своего пятидесятилетия. Но даже и тогда — не только в силу специфики его работы, по и по причи­нам особенностей характера Пятницкого — природной скромности, усугубленной привычкой человека, долгие годы работавшего в глубочайшем подполье, как можно меньше говорить о себе, — громадная часть его полити­ческой работы была скрыта, как корпус корабля до ва­терлинии.

Близкий его друг и сотоварищ по работе Бела Кун так охарактеризовал Пятницкого.