При этом весьма характерны рассуждения о так называемом «твердом курсе» в отношении Японии и «конструктивном характере» американской политики на Дальнем Востоке. Авторами их явились Хэлл, Грю и другие видные американские дипломаты, а затем они были широко подхвачены многими буржуазными историками, особенно группой «официальных» историков.

Хэлл, говоря о «конструктивной» политике, пишет, что суть ее сводилась, с одной стороны, к тому, чтобы «сохранить хорошие отношения и с Японией, и с Китаем» и, с другой — обеспечить «предельно возможное сотрудничество с Англией и Францией» В каких целях? Хэлл утверждал, что якобы в интересах сохранения «высоких ценностей западной цивилизации», соблюдения основных институтов международного права, осуществления национальных и государственных требований Китая, обеспечения мира и безопасности на Дальнем Востоке и в Азии.

Важнейшим элементом «конструктивной» политики являлся, как заявляют ее авторы и сторонники, «твердый курс» в отношении Японии, упорное и настойчивое противодействие Соединенных Штатов японской экспансии путем использования различных средств политического, дипломатического, морального и экономического давления. Стремление представить правящие круги США в качестве силы, которая будто бы активно боролась против агрессии со стороны! Японии и выступала за обеспечение мира и безопасности на Дальнем Востоке, характерно для ряда официальных американских публикаций, предпринятых государственным департаментом. Это относится как к упоминавшимся уже сборнику документов «Мир и война» и специальному изданию, посвященному американо-японским отношениям 1931—1941 гг., так и к многотомным материалам расследования катастрофы в Пирл-Харборе.