Насаждаемая в Китае система «казарменного коммунизма», созвучная настроениям и потребностям мелкобуржуазных и люмпен-пролетарских слоев общества, соответствует гегемонистским устремлениям маоистов, она помогает им проводить милитаризацию всей жизни страны ради достижения великодержавных авантюристических планов на международной арене 180. Однако она ни в какой мере не отвечает задачам социалистического развития, интересам народных масс Китая.

Маоистские экономические концепции и практика — это грубая вульгаризация основ научного коммунизма. Она на руку империализму, так как компрометирует коммунизм.

Научное освещение экономической политики Советского государства в 1918—1920 гг. свидетельствует о беспочвенности буржуазных и всякого рода ревизионистских концепций о сущности и исторической роли «военного коммунизма». В основе этих концепций — субъективное, не считающееся с историческими фактами толкование экономической политики диктатуры пролетариата в 1918—1920    гг.

Великая Октябрьская социалистическая революция и установление диктатуры пролетариата открыли эпоху строительства социализма и коммунизма. Коммунистическая партия, руководствуясь основополагающими идеями К. Маркса и Ф. Энгельса о строительстве нового общества, о переходном периоде от капитализма к социализму, получившими дальнейшее развитие в трудах В. И. Ленина, взяла курс на революционную перестройку экономики России с учетом ее многоукладное™, необходимости соблюдения известной постепенности и последовательности социалистических преобразований. Однако развязанная международным империализмом и российской контрреволюцией интервенция и гражданская война вынудили Советское государство отойти от ряда начал экономической политики, проводившейся весной 1918 г., и перейти к мерам так называемого «военного коммунизма».