С другой стороны, комиссия считает в основном правдоподобной ту версию, согласно которой заключенные были убиты 17 января 1961 года после их прибытия в одну из вилл в Элизабетвиле и, весьма вероятно, в присутствии не­которых членов правительства провинции Катанги, в ча­стности гг. Чомбе, Мунонго и Кибве, и полагает, что утверждение о бегстве было выдумано от начала до конца. 3. Серьезные подозрения падают на бельгийского наемника некоего полковника Карлоса Хыоге, который, вероятно, был фактическим убийцей г-на Лумумбы и который совершил свое преступление в соответствии с предумышленным планом при соучастии некоего ка­питана Гата, бывшего также бельгийским наемником. Что касается гг. Окито и Мполо, то представляется труд­ным установить, кто их фактически убил, ио полученные указания позволяют предполагать, что они были убиты одновременно с г-ном Лумумбой».

Комиссия, в состав которой входили представители Эфиопии, Того, Бирмы и Мексики, заявила, что с орга­нов власти Леопольдвиля и с правительства Катанги не может быть снята ответственность за обстоятельства, касающиеся гибели Лумумбы, Окито и Мполо. «Что же касается правительства провинции Катанга, — подчер­кивается в документе, — то оно не только не приняло мер к охране трех арестованных, но своими действиями непосредственно или косвенно содействовало убийству этих узников… Комиссия надеется, что результаты, ко­торых она могла достигнуть, смогут в известной мере служить основой для проведения последующего рассле­дования в Конго и для судебного следствия, которое, по мнению комиссии, должно последовать в самом близ­ком времени».

«Последующего расследования» не последовало!

Выражались официальные сочувствия, сожаления Газе­ты перечисляли фамилии лиц, причастных к трагедии мписок получался настолько великим, что многие счи­тали его несерьезным: в него входили чуть ли не все высшие лица Леопольдвиля и Элизабетвиля, а также некоторые служащие ООН.

Журнал «Пуркуа па?» оповестил читателей, что в следующем номере будет опубликовано продолжение ин­тервью Чомбе под заголовком «Что стало с трупами?». Но второй раздел интервью не увидел света: по настоя­тельному требованию конголезского правительства бель­гийские власти конфисковали весь тираж еженедельни­ка от 31 января 1964 года.

Чомбе находился в Испании, проживая в своей ре­зиденции на мадридской улице Пинтор Розалес. Он со­брал пресс-конференцию и высказал на ней то, чего не дали ему договорить в брюссельском журнале. Продолже­ние таково.

Премьер-министр Сирил Адула и министр-резидент центрального правительства в Катанге Жозеф Илео, напуганные угрозой посылки в Конго следственной ко­миссии Организации Объединенных Наций, 28 февраля 1962 года прибыли в Элизабетвиль под предлогом под­писания военного соглашения, а фактически для того, чтобы «избавиться от всех следов этих тел и помешать любому расследованию». Тела были извлечены из могил и погружены в ванну с кислотой, чтобы они исчезли навсегда. Чомбе сказал, что после смерти Лумумбы, Оки­то и Мполо ночью 17 января 1961 года «три тела были поспешно захоронены на небольшом кладбище у дерев­ни Руаши вблизи Элизабетвиля». Чомбе поведал, что он находился в «подавленном состоянии» в то время, когда Касавубу очень спокойно позвонил по телефону из Леопольдвиля и сказал: «Похороните их и помалки­вайте об этом».