Для заправил мировых фондовых бирж новые веяния не были пустым звуком. Если Альбино Лучани задумал вос­создать "бедную церковь для бедных", что же он собирается сделать с теми, кто создал супербогатую церковь? Какая судь­ба ждет все эти накопленные богатства? Подобные вопросы мучили многих и в Ватикане.

Мощная и умудренная вековым опытом машина Римской курии — правительства Ватикана — отнюдь не бездействовала. В воскресенье 27 августа, сразу после своего избрания и пуб» личного обращения к верующим, собравшимся на площади Святого Петра, Лучани пригласил на ужин кардинала Жана Вийо. Занимая с апреля 1969 года пост государственного сек­ретаря, члена важнейших ватиканских кокгрегаций, и, кроме того, являясь камерленго, то есть душеприказчиком папы, который после его смерти и до избрания нового понтифика является главой Ватикана, Вийо олицетворял могущество и влияние Ватикана. Лучани обратился к нему с просьбой про­должать исполнять функции государственного секретаря. "Хоть ненадолго, пока я смогу окончательно определить свой вы­бор", – добавил папа. Вийо, которому уже исполнилось 73 го­да, рассчитывал, что наконец наступил для него момент .по­дать в отставку. Однако Лучани просил его остаться на посту, как и всех глав конгрегации, уведомив, впрочем, курию, что речь идет о сугубо временном положении. Осторожный и муд­рый сын гор счел, что лучше не спешить. "Размышление. Ре­шение. Исполнение" – вот его девиз. Если кардицалы курии хотели предугадать, как далее поведет себя новый папа, им следовало просто прочесть его письмо, посвященное святому Бернару. Многие, кстати, так и поступили. И кроме того, за­дались целью поглубже изучить личность Иоанна Павла I. То, что им удалось выяснить, привело многих в курии в состоя­ние шока, а у других вызвало счастливое состояние, связан­ное с ожиданием перемен.

Смерть Павла VI дала новый импульс противоборству между различными враждующими группировками внутри Ватикана. Административное сердце католического государст­ва – Римская курия на протяжении многих лет была раздира­ема междоусобицей, и только железная рука искушенного в искусстве управления Павла VI могла заставить ненавидя­щих друг друга, иерархов церкви не выносить сора из избы. Теперь же, после полного неожиданностей конклава, на кото­ром курия если не потерпела поражение, то, совершенно оче­видно, выпустила инициативу из своих рук, необъявленная война разыгралась с новой силой, подойдя вплотную к папским апартаментам. Эта возня крайне огорчала Лучани, о чем он с горечью говорил многим, кто виделся с ним после избрания.

"Я делаю все, чтобы как можно быстрее освоить профес­сию папы римского, но никто не может глубоко и объективно изложить даже основных проблем. Мне приходится часами выслушивать жалобы или просто хулу, которую все изливают

друг на друга".

Одному из своих земляков, приехавших навестить его из Северной Италии, он сказал с горькой усмешкой: "Здесь, в Ватикане, самый острый дефицит двух вещей: честности и хорошего кофе".