Приведенные высказывания папы были выброшены ку­риальной цензурой из официальных текстов его речей. Для потомков осталась бесцветная и мертвая казенщина, написан­ная ватиканскими чиновниками и лишенная яркой индиви­дуальности Лучани. В течение всего краткого периода его пон­тификата подобная практика была постоянной.

Книга Лучани "Иллюстриссими" ("Замечательные люди") – сборник его писем-раздумий – вышла в Италии еще в 1976 го­ду и имела огромный успех. Теперь, когда автор стал лидером 800 миллионов католиков, издательство католического жур­нала "Мессаджеро ди Сан-Антониа" в Падуе, которому принад­лежало исключительное право на издание этой книги, не зна­ло отбоя от выгодных предложений. В его руках оказалась золотая жила.

28 августа было возвещено как бы о революции, начатой папой. Сначала последовало заявление о том, что церемонии коронации не будет. Новый папа вообще отказывался коро­новаться. Не будет "Sedia destatoria" – выноса папы из Вати­кана через Бронзовые врата на тронном кресле. Не будет тиары, усыпанной изумрудами, рубинами, сапфирами. Не будет тра­диционной шестичасовой церемонии. Иными словами, Лучани отказался от ритуала, с помощью которого церковь не упус­кала случая показать, Что по-прежнему не мирится с лишением ее светской власти. При этом Лучани пришлось выдержать долгие пререкания с ватиканскими хранителями традиций, прежде чем его воля была исполнена.

Лучани, который ни разу не позволил себе произнести монаршее "мы", был убежден, что следует говорить от име­ни церкви в соответствии с тем, как этого хотел ее основатель.

Коронацию Лучани заменил мессой. Вместо пышной це­ремонии, когда глава католической церкви уподоблялся вос­точному властелину из сказок "Тысяча и одна ночь", папа прос­то поднялся на алтарь. Лучани упразднил многовековую тра­дицию и ясно указал, как церковь может вернуться к временам раннего христианства. Монарх был одет предельно просто. Так он намеревался положить начало эре "бедной церкви для бедных".

Среди 12. глав правительств и других официальных пред­ставителей стран, приехавших на церемонию посвящения, при­сутствовали и те, встречи с которыми папа Лучани-.хотел бы избежать. В частности, он лично просил государственный сек­ретариат не приглашать глав правительств Аргентины, Чили, Парагвая на ииаугурационную мессу. Однако служба, во гла­ве которой стоял кардинал Вийо, уже разослала приглашения от имени папы, не согласовав с ним предварительно этот воп­рос.

В результате на торжественной мессе, заменившей коро­нацию, присутствовали генерал Видела из Аргентины, министр иностранных дел чилийской хунты и сын президента Параг­вая, то есть представители стран, где попираются права чело­века. Прогрессивно настроенные итальянцы устроили демон­страцию протеста, во время которой было арестовано 300 че­ловек. Позднее Лучани ставили в упрек приезд реакционеров на торжественный молебен. Однако критики не знали, что винить следует только кардинала Вийо. Когда в прессе появи­лись подобные обвинения, Лучани уже не было в живых, а Вийо не намеревался отвечать на них.